«А» с большой буквы

335
a s bolshoy bukvi 1

Юрий Баскаков – арбитр ФИФА, работал главным судьей на 225 матчах российского высшего дивизиона (первое место), входит в элитную группу судей УЕФА. А еще он давний друг школы и на днях побывал у нас в гостях. «Александр Ашотович пригласил меня, и я не мог отказать другу», — сказал он на короткой встрече с тренерами и журналистами.

a s bolshoy bukvi 2

Вопросов к известному футбольному арбитру было немало, так что  получилась небольшая пресс-конференция.

— В школе Маркарова начинает развиваться школа юного арбитра. Смогли бы вы приехать и остаться на какое-то время здесь, чтобы поделиться опытом с молодежью?

— Конечно. Я готов приехать, помочь. Нас тоже так обучали. А вот детали нужно будет обсудить. Нужен план и главное понять, что от меня конкретно будет требоваться. В Москве тоже ждут, что здесь появятся свои судьи. Сейчас ситуация с судьями достаточно плачевная. Тут много футболистов, которые заканчивают футбольные школы и академии. Это к тому же огромный судейский ресурс.  Я вижу здесь выход. Можно сделать межрегиональный центр для развития судейства. Географическое положение Дагестана позволит и ребятам из Азербайджана приезжать и обучаться тут, а там и Иран недалеко. Это всё идеи, и надо их воплощать. Кругосветное путешествие начинается с первого шага. Деньги, кстати, для этого большие не нужны. Половина той суммы, что уходит на перестилку  газон, чтоб вы понимали.

a s bolshoy bukvi 5

— Многие тренеры у нас в школе еще и судят. Для нас важно, чтобы игроки понимали, что мы главные на поле. Что самое важное для арбитра?

 — Составляющих несколько: физика, техника, психология. Я ставлю на первое место психологию. Если судья не готов психологически, – жди беды. Если игрок тебе мешает, кричит, ругается, – принимай меры. На поле один хозяин. Арбитр как босс. Он должен быть на поле хорошим менеджером, не выпячивать себя, уметь все сглаживать.

a s bolshoy bukvi 4

 Александра Маркаров: Главное действующее лицо на поле – игрок, а судья должен не мешать. Так было, когда играли мы. Липатов и Баскаков-старший действовали так, при этом на поле был порядок. Шкловский был другим, его с первой минуты было видно. В то время все знали арбитров в лицо.

— Это правда, – добавил Баскаков, – раньше люди были ручной сборки, а сейчас с конвейера. ФИФА выпускает инструкции, потом это доходит до УЕФА, потом – до стран. Во всем мире сейчас готовятся одинаково. Все, как серые мыши, и, чтобы выделиться, нужно или постричься налысо, или еще что-нибудь в этом роде сделать. Судей сейчас не знают в лицо.

 — Какие черты дагестанского футбола остаются неизменными на ваш взгляд?

— Больше 20-ти лет мы живем в другом государстве. Многое поменялось. Например, «Анжи» играл раньше с девятью российскими футболистами, шесть из них были воспитанниками этой школы. Они играли на равных с грандами, играли в кубке России, кубке УЕФА. Сейчас не так. Засилье легионеров, и не всегда они приличного уровня. Зато здесь всегда было сложно судить. Мало бегать, надо управлять матчем. Любое слово или жест могут привести здесь к плачевным последствиям. Бескомпромиссный и горячий футбол здесь. Если ты справился с таким матчем, то получаешь удовольствие от этого. Кто прошел это, тот вырос. Это как у токаря, повышается разряд от сложности работы. В 2005 году ЦСКА в финале Кубка УЕФА играл с восемью россиянами в финале, «Зенит» в 2008-м так же, и тогда лимита не было. Лимит – зло. Сколько бы мы не повышали цены на иномарки, наши машины не покупают, как их. Потому что нет конкуренции. Так же и с игроками. Одно дело играть наемником за деньги, другое – за родину. В советское время у нас в чемпионате играли одни звезды, как оказалось.

a s bolshoy bukvi 3

— Ваше мнение о программе «Свисток» на телевидении? Можно ли было туда приглашать футболистов?

— Это больше вопрос к тем, кто работает на этом канале. Мое мнение: можно было бы. Я – за любой диалог. Главное, чтобы это не превратилось в программу «Поединок». Есть другая программа – «По горячи следам». Я категорически против этого. Люди на адреналине могут такого наговорить…

— Арбитры за линией ворот должны помогать, а иногда они даже вредят. Что вы думаете об этом?

— Конечно, без арбитров на поле было бы смертоубийство. Судьи – это гарант порядка, как бы они не ошибались. Я, кстати, требую от комментаторов, чтобы они правильно называли арбитров: не боковой, а ассистент, к примеру.

Теперь о дополнительных судьях. Я против. Цена вопроса и качества здесь разнится. Это два билета бизнес-класса, два номера в пятизвездочном отеле, это питание, судейские. Причем дополнительные арбитры получают больше, чем ассистенты. 25 тысяч евро дополнительно обходится УЕФА каждая игра на Лигу чемпионов и Лигу Европы. И все это, только чтобы увидеть, пересек мяч линию ворот или нет. Есть один плюс: дополнительная пара глаз как эффект присутствия. Некоторые футболисты уже не хватают друг друга за майки, не бьют локтями. Это как для водителя увидеть инспектора и снизить скорость. Но я бы лучше эти деньги отдал на развитие программ или зарплату основным арбитрам увеличил бы. На 150 – 170 матчей приходится один спорный момент с взятием ворот. Ради этого тратятся такие суммы. Мы уже два года как отказались от этой системы, несмотря на настоятельные рекомендации УЕФА.

a s bolshoy bukvi 6

— В хоккее или баскетболе есть чистое время, есть остановки для видеоповтора. Ждать ли нам этого в футболе?

 — Думаю, нет. Пересек мяч линию ворот или нет, сейчас уже можно узнать за секунды благодаря новым технологиям. А вот как быть при единоборствах? Игрок одной ногой играет в мяч, другой – в ногу. Пять экспертов говорят, что нарушение, пять говорят, что надо продолжить игру. Это может длиться час. Что делать судье? Ему за секунду надо принять решение. Теряется динамика, уходит время. Да и представьте себе, если бы судьи вообще не ошибались. О чем тогда говорить прессе? Судейство в рубрике «Скандалы» на первом месте.

— На Кавказе судить всегда было сложно. С большой неохотой люди идут в эту профессию. Как можно изменить отношение людей к судьям?

 — Давайте работать вместе. Только совместная работа прессы, телевидения, судей может помочь. Надо перестать ругать арбитров после каждой игры, как у нас это делают во весь голос. Не говорят, что судья был хорош в игре. Это само собой разумеющееся, а как поругать – все мастера. В России сегодня 3000 судей, 500 из них – в Москве. В Германии, к примеру, 80 тысяч, в Англии 90. Там есть выбор. Арбитры на страже закона. Люди должны это понимать. После национальной сборной судейский вопрос должен стоять вторым.

 — Было ли в вашей практике, когда судье оказывали медицинскую помощь?

 — В перерыве матча ЦСКА – «Локомотив» мне сделали укол в икроножную мышцу из-за того, что она сжалась. А так… при мне оказывали помощь игроку. Вы, наверное, знаете, что на днях в Румынии умер футболист из-за того, что не было помощи. Я как-то судил игру «Сибири» с «Ростовом». Игрок ростовчан Душан Анджелкович упал на спину на искусственный газон. Поле жесткое, и он проглотил язык. В первый раз я увидел, как человек находится при смерти. Я дал сигнал «скорой», она заехала, и игрока спасли.

a s bolshoy bukvi 7

В конце встречи Юрий Баскаков еще раз пообещал приехать, подарил школе свою книгу «Футбол. Суд мой и судьба», получил памятные подарки, рассказал, на каких сайтах лучше всего искать новую информацию о правилах футбола (referee.ru, referee.moscow) и расписался на своей фотографии для школы.

a s bolshoy bukvi