Из Ингушетии с надеждой

337
ingush2

АлиханАхильгов давний друг Алекандра Маркарова. Он каждый год приезжает в Дагестан, на море. В этот раз его команда участвовала в турнире памяти Шихсаида Шихсаидова. Это интервью я взял у него тогда же.

— Вы смотрели каждую игру. Какая из них вам запомнилась?

 — Очень ярким получился финал. Дети в таком возрасте играют искренне, и не думают о том, чтобы удержать преимущество. Отсюда и столько голов. Жаль, что наша команда не смогла добраться до главного матча, но Саша Маркаров сказал, что хочет проводить этот турнир в течение нескольких лет, чтобы следить за ростом ребят, за их футбольным уровнем. Это благородное дело, а у нас будет еще шанс победить в Дагестане. Некоторые наши игроки понравились здешним командам своей игрой. Здесь даже шутили, что их «Академия Анжи» заберет. Еще мне понравилось, как работали судейские бригады. Высокий уровень. Все было торжественно и красиво.

— А как вы познакомились с Маркаровым?

 — С Сашей мы познакомились, когда он в «Динамо» играл. Я тогда был президентом «Терека» и приглашал его тренировать, но он предан Махачкале, Дагестану. С тех пор мы дружим, хотя он прилично младше меня.

— У вас вся жизнь связана с футболом. Расскажите, с чего все началось?

 — Родом я из Орджоникидзе (сейчас Владикавказ), но все началось с Казахстана. В 1956 году я сыграл за сборную этой страны на Спартакиаде школьников в Киеве. С 57-го играл за взрослых. Потом, когда вернулся в Чечено-Ингушетию из депортации, меня приглашали игроком в «Терек». Команда была сильная, а я понимал, что не всегда смогу играть там в старте. Поблагодарил руководство и отказался. Не было должной подготовки. Тогда наша республика только восстановилась. Нужны были кадры. Я был в комсомоле во время ударной стройки в Аргуне. Все это время играл в футбол, но на высокий уровень не выходил. Потом карьера сменилась на хозяйственную работу. В 78-м меня избрали президентом Федерации футбола Чечено-Ингушской республики, и я помогал командам по финансовой части. Тогда не употребляли слова «спонсор», бешеные деньги не крутились в футболе, но мы находили возможности. После 19 лет работы партия поручила мне должность первого президента «Терека». Было это в 87-м. Тогда только начиналось создание профессиональных клубов. Мы первые создали такую структуру. Это была профсоюзная команда с бюджетом от «Грознефти» в 150 тысяч рублей. Команда играла во второй лиге, а зарплаты были, как в первой. Игроки получали до 600 – 700 тысяч в год. Мы многое успели сделать, но до детской школы не дошли. Начался переворот, многие вынуждены были уехать, и я в их числе.

Мое поколение росло иначе. Мы учились, продвигались по карьерной лестнице, а люди в новой власти хотели всего и сразу. Я знал Дудаева с юношеских лет, и все его награды мы отмечали вместе, но его окружение мне не нравилось. Что говорить, если я знаю таких людей, которые сидели в тюрьме, а сейчасво власти. На Кавказе у тебя должны быть связи или деньги, а я воспитывался не так, и это было мне дико и чуждо. Вот так из-за политики я оставил команду.

Я жил в Грозном с 59-го до 92 года, потом переехал в Москву. Там мои дети получили образование, а уже несколько лет они живут в Ингушетии, куда вернулся и я.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— С футболом я уже связан не так, как раньше. Больше наблюдаю со стороны. Сейчас возглавляю Фонд помощи ранее депортированным народам. По этой работе я познакомился с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым. Мы всегда помогаем друг другу. Он каждый год дает нашим детям возможность приезжать в вашу республику на отдых. Когда была война в Чечне, я обращался ко многим государственным руководителям, но он один тогда откликнулся и помог детям-беженцам. Такая же история была, когда к нему обрались из Луганска и Донецка. Так надо налаживать взаимоотношения между народами. Еще нам помогает Министерство образования и науки Дагестана. Я хорошо знаком с Ириной Хайбулаевой, она сотрудничает с нами.

— Как обстоят дела с футболом в Ингушетии?

 — Это новый субъект, создан только в 1992 году. У нас четыре района, население 400 тысяч человек. Бюджет не тот, что у вас. Способности у наших спортсменов есть, но у нас больше заточены под единоборства. У нас нет таких спонсоров, как Керимов. «Ангушт» два раза выходил в первую лигу, но оба раза вылетал на второй сезон. Нет средств, поддержки. 30 – 35 миллионов в год сейчас как 35 тысяч. У нас есть игрок сборной России Магомед Оздоев. Он недавно открыл школу, где занимаются дети 2004–2005 годов рождения, их тренирует Тимур Зангиев, бывший игрок «Ангушта». Спасибо Магомеду! Я буду прилагать все усилия, чтобы в Ингушетии футбол вышел на новый уровень.

8b1cc3902bb607f9599d27e30caea5cb