Тагир Мугадов

84
mugadov interviu 1

Не так давно в нашей школе прошел турнир посвященный памяти Тагира Мугадова. Сегодня немногие знают кто такой был Мугадов и как он стал футболисто. Мы решили восполнить этот пробел, тем более что нам самим очень интересно было перечитывать это интервью с Мугадовым(от октября 2010 года). Сделали его известные спортивные журналисты Мурад Канаев и Ислам Абакаров. Теперь вы знаете, о ком идет речь.

«ОТЕЦ СЖИГАЛ МОЮ ФОРМУ»

За «Урожай», свою первую взрослую команду, представлявшую в первенстве Ростовской области Зерноградский сельскохозяйственный механический завод, я начал выступать уже в 15 лет, причем играл вратарем. Отец относился к этому негативно. Он трижды сжигал мою вратарскую форму. Отец считал, что все, кто играют в футбол, — хулиганы. Мне приходилось тайком бегать на тренировки. Он и потом, когда я уже играл в команде мастеров, не ходил на матчи с моим участием. Не только потому, что не пылал любовью к игре, но и потому, что времени не было: он ведь пахал с утра до ночи, чтобы прокормить большую семью.

ИЗ ГОЛКИПЕРА В ЦЕНТРФОРВАРДА

— В одной из игр мне перебили ключицу. В те времена вратари же руками вперед выходили на мяч, а не ногами, как сейчас. Нападающий в единоборстве со мной запоздал к мячу и угодил мне бутсой в кость. После этой травмы с местом в «рамке» пришлось попрощаться. Я потом практически на всех позициях пробовал себя, пока не заиграл как форвард – в армии.

mugadov interviu 4

ОТ СТАНКА – В КОМАНДУ МАСТЕРОВ

Около месяца я ждал, когда меня возьмут на работу и возьмут ли вообще. И вот, находясь в состоянии вынужденного безделья, я в один из дней отправился на стадион, где каспийский «Труд» играл товарищеский матч. Перед игрой подошел к капитану «Труда», рассказал, что играл в свое время. И он, чтобы посмотреть меня в деле, выпустил на один тайм. Сыграл я очень удачно. Тогда даже такие товарищеские игры вызывали большой интерес у болельщиков. Каспийский стадион «Труд» был заполнен под завязку, на матче присутствовали и начальники цехов завода «Дагдизель», и заместители директора. Футбол сослужил мне тут добрую службу: на следующий день после этой игры меня приняли на завод по специальности – токарем, которым я работал до призыва в армию. Я стал играть за «Труд», а некоторое время спустя и тренировать эту команду.

— В «Темп» меня пригласили в 1959 году, через год после образования самой команды. Зная меня по выступлениям за «Труд», пригласили поездить с «Темпом» по республике на период перерыва в чемпионате. Проявил себя вроде неплохо, но наставник команды сказал, что я не подхожу. Меня, помню, тогда это сильно задело. Но в скором времени этого тренера сняли и пригласили другого – из Москвы – Михаила Филипповича Коробко. Ему местные специалисты порекомендовали нескольких игроков из Каспийска, в том числе и меня. А Коробко, хитрец, решил просмотреть на нас, не давая понять, что мы в поле его интересов, — чтобы убедиться, на самом ли деле мы заслуживаем приглашения в «Темп». Он приезжал вместе с командой в Каспийск, где поле было получше, чем на «Динамо» в Махачкале, и с нашего позволения «Темп» тренировался одновременно с нами на второй половине поля. Мы потом сыграли с «Темпом» несколько двусторонних игр, и по их итогам Коробко подошел ко мне и сказал: «Я хочу тебя в команду». Я отказался: боялся, что повторится история с моим первым приглашением в «Темп». Да и работу на «Дагдизеле» бросать не хотелось, ведь выступление за команду мастеров предполагало, что с завода мне придется уйти. Но Коробко настаивал: «Я уверен, что ты заиграешь». Чтобы заполучить меня в команду, он даже задействовал Шахрудина Шамхалова, который тогда являлся председателем совета народного хозяйства республики и был инициатором создания «Темпа». Онпозвонил директору завода «Дагдизель» и начал разговор с ним со своего дежурного вопроса: «Ты любишь футбол?». Шамхалов сообщил директору завода, что забирает меня в «Темп» и дал указание, чтобы меня пока не увольняли: «Числиться будет на заводе, а деньги получать в команде». В общем, решил вопрос. Более того, предоставил мне квартиру в Махачкале. Отец потом был сильно удивлен, когда я всего после года выступлений за «Темп» получил квартиру в Махачкале. Я ему попенял: «Это всё благодаря футболу, которым ты мне запрещал заниматься…».  

Тогда выступать за «Темп» было очень престижно. Нашими соперниками по зоне класса «Б», второго эшелона отечественного футбола, являлись такие команды, как бакинский «Нефтчи», ереванский «Арарат», «Торпедо» Кутаиси и т.д.

 «БЕЙТЕ «ПЫРОМ»!»

Удар с носка ведь всегда оказывается неожиданным для защитников, вратаря. Многие форварды сейчас при ударе замахиваются так, что чуть ли пяткой себе до затылка не достают, и зачастую теряют момент, ведь защитники накрывают сразу. Тем более, что нападающим очень часто приходится действовать в гуще игроков, когда времени в обрез.  Сколько раз, наблюдая матчи, я внутренне возмущался тем, что игроки атаки не успевают реализовывать голевые шансы, пренебрегая возможностью удара с носка.

mugadov interviu 3

«ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ, МЕНЯЮ ПРОФЕССИЮ»

— Год спустя после завершения карьеры я стал тренировать. Золотухин в 1968 году всё же привлек меня в команду —  уже в качестве тренера. На протяжении нескольких лет я занимался дублем команды, работал в группе подготовки резерва, потом был вторым тренером «Динамо». Позже меня убрали, взяв Гаджи Гаджиева. У меня до этого случился серьезный конфликт с Халидовым, с речью против которого я выступил на одном из собраний в присутствии прессы и представителей райкома. И он на мне потом отыгрался по полной программе, добившись моего ухода из команды. Но без работы я оставался недолго. Практически на следующий день после увольнения из «Динамо» на меня с предложением вышел директор Приборостроительного завода Юрий Колыванов, который хотел, чтобы я возглавил команду предприятия, выступавшую тогда в первенстве города и, откровенно говоря, находившуюся в плачевном состоянии. Он согласился удовлетворить мои требования, которые, как я понимал, необходимы были для успешного выступления команды. И в 1973 году, на второй год моей работы с коллективом, мы стали чемпионами республики, на следующий сезон стали вторыми. Но к тому времени я начал чувствовать, что за моей спиной плетутся какие-то интриги: команда-то хорошая получилась, кому-то не терпелось этим воспользоваться, «подсиживали» меня, проще говоря. Я пошел к директору и объявил о своем уходе: не хотелось работать в атмосфере интриг.

 ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД

— Светлых моментов было достаточно. Но осталось сожаление, что так и не удалось поиграть в высшей лиге. Все-таки к этому я стремился всю свою игровую карьеру.

mugadov interviu 2