ЗДЕСЬ УЧАТ ДЕРЖАТЬ УДАР

549
IMG 6528

Нам никогда и никто не говорил в школе, что Александр Сергеевич Пушкин интересовался боксом, да так сильно, что купил даже самоучитель. А вот  научился или нет, об этом история умалчивает. Видимо, научился. Он же гений. Да еще с характером.

IMG 2170

А без характера в бокс лучше не соваться – надают, а ответить слабо. В школьной секции бокса  (ей только год) почти 200 упертых, дерзких учеников. Так говорит Арсланали Омаров, тренер. Занимаются боксеры в зале лицея № 39.

— Тренируемся  вечером, с 17:00 и до 21.00, – рассказывает Омаров, – а хотелось бы еще утром собирать ребят, тех, кто учится со второй смены. Моя задача забрать как можно больше пацанов с улиц и дворов. 100 человек точно у меня тренируются. Бывает и больше – 150–200. Когда вижу полный зал, понимаю, что работа удалась.

Тут занимаются все: те, кто только начинает свой путь, и те, чьи имена уже не хотят слышать их соперники. Сначала сборники, как говорят здесь, а затем остальные. В зале нет ринга, и, вообще, условия здесь все создают себе сами. Но мы же знаем, что именно в таких залах рождаются чемпионы. Возможно, сегодня здесь тренируется, потеет и отдувается будущая легенда нашего бокса. Омаров как будто читает мои мысли.

— У нас есть настоящая надежда! Восходящая звезда! Талант! Шахабас Махмудов! –  хвастается тренер. В прошлом году Махмудов выступал еще среди юношей. Парень 96 года рождения. Он выиграл множество республиканских, всероссийских и международных турниров. Но в этом году Шахабас запрыгнул еще на одну ступень. Сначала он победил на первенстве Махачкалы среди взрослых в весе 64 килограмм, а затем – на международном турнире в Иране. Парнем заинтересовалась Федерация бокса Ирана. И кто знает, может, мы увидим его на Олимпиаде-2016. Правда, в качестве спортсмена Ирана. И все же это будет первый спортсмен из нашего отделения, который поедет на Олимпийские игры!

Эту информацию я оставляю в закладках на время. К теме вернусь позже. А пока слушаю про зал и остальное.

— Площадки на улице мы тоже облагородили, – продолжает Омаров. – Планируем сделать навес, чтобы проводить тренировки на улице летом. Директор лицея  Гульбарият Абдулжалилова во всем нас поддерживает, с этим проблем нет, – говорит он.

От Омарова же я узнал, что в этом же зале частенько занимаются мастера смешанных единоборств. Ставят удар, как говорят боксеры. Тимур Валиев, Руслан Хабилов, Хабиб Аллахвердиев. Да-да! Это те самые люди, которые входят в ТОП 10 Bellator и UFC. Аллахвердиев же чемпион мира по боксу по версиям IBO и WBA. Ну, вы поняли уровень!

Заур Мантаев, тренер по ударной подготовке бойцов по смешанным единоборствам «Дагфайтер», и сам поддерживает форму в зале у Омарова.

— Большое спасибо Арсланали Омарову. Благодаря ему я кардинально поменял свое отношение к боксу, многое узнал и теперь использую в своей работе. Его тренировки по-настоящему захватывающие, динамичные, интересные. Я в свои 38 лет открываю для себя что-то новое. Бойцу нужен поставленный удар, и мы здесь начинаем с боксерских азов: правильно стоять, правильно передвигаться, координировать движения. Для любого бойца важен бокс. Мои воспитанники в клубе «Дагфайтер» тренируются не только с боксерами, но и с бойцами смешанных единоборств, а это уже полупрофессиональный бокс, и мне это очень нравится. А ведь в «Дагфайтере» занимаются такие известные бойцы, как Рустам Хабибов, Магомед Мустафаев, Омари Ахмедов, Вагаб Вагабов, а также многие другие талантливые спортсмены. Работает с ними отличный тренер Мансур Ушатаев.

Мы видим, что сейчас грань между любительским и профессиональным боксом потихоньку стирается, так как изменились правила, добавились какие-то профессиональные моменты. Однако требования к боксу по-прежнему высоки.

Арсланали Омаров не один здесь работает, ему помогают тренеры Таймураз Саидов и Шамиль Омаров. Последний и тренирует, и боксирует («играющий тренер», говорят в футболе). Шамиль сейчас готовится к международному турниру в Севастополе.

Пока боксеры разминались и проводили бой с тенью, Омаров рассказал, как он начал тренировать. Так, я узнал, что Арсланали мастер спорта СССР, чемпион Дагестана и всесоюзных турниров, призер России. После армии начал тренировать брата, а потом уже и сыновей. Брат в итоге стал призером России в супертяжелом весе. Так Омаров понял, что он тренер по призванию. Поэтому неудивительно, что среди его учеников есть ребята, которые могут похвастаться званиями кандидатов в мастера спорта. Зиятхан Абдулаев, например, или чемпион СКФО Заурбек Ибрагимов. Джамалутдин Алиев, Шамиль Омаров, Раджаб Абидов, Абдулатип Дагиров, Хабиб Ахмедов, Камал Дагиров. Арсланали отметил и десятилетнего Тимура Генералова, который боксирует обычно с ребятами постарше и выигрывает у них. А сам Тимур рассказал, что ходит на бокс уже три года.

— Я пошел в первый класс и начал ходить на бокс. У меня отец боксер. За эти три года я очень многому научился, у меня есть две медали за первое место в городских соревнованиях, и одна за второе место. В обычной жизни я стараюсь решать конфликты  разговором, но если не получается, то применяю навыки бокса. Хотя тренер не советует нам этого делать, но иногда приходится. (Я про себя вспомнил шутку: обидеть боксера может любой, извиниться успеет не каждый.) Когда вижу таких, как Шахабас, то тоже хочу быть чемпионом.

IMG 6544

После этих слов Тимура я решил, что пора вернуться к закладке, разговору с Шахабасом Махмудовым.

— На Иран как попал?

— Меня заметили на местных турнирах. Вызвали в тренерский штаб молодежной сборной Дагестана.

— С кем ты там боксировал?

— Попадались иранцы. И, честно говоря, им подсуживали, но я работал так, чтобы даже у судей не было вопросов. А вообще боксеры из девяти стран приехали туда. Были дагестанцы, которые за Турцию выступали. Уровень бокса был высоким, на мой взгляд.

— Что изменилось в правилах?

— Сейчас три раунда по три минуты, шлема нет, и уже другая тактика. Разница очень сильная. Боксировать надо аккуратно, в шлеме чувствуешь себя намного комфортнее.

— Мысли об Олимпиаде не дают покоя?

— Не думаю об этом постоянно, но я бы очень хотел попасть на Олимпиаду, и желательно за Россию. Но у нас спортивная политика своеобразная, сложно в сборную попасть. Часто присуждают победу тому, за кем кто-то стоит. Вот даже в Иран ездил за свой счет. Ну, посмотрим, как дальше будет. Главное – продолжать работать.

— А где ты начинал тренироваться?

— В 11 лет пришел в школу бокса Гаджи Махачева, но это было совсем не серьезно. У меня было свободное лето. Потом началась школа, и времени уже не оставалось. Потом я ходил на борьбу, но недолго. В 14 лет пришел в эту школу, появилось желание возобновить занятия боксом.

И, видимо, не зря, ты вернулся сюда, думаю я про Шахабаса, медленно двигаясь к выходу. Тренировка в самом разгаре, но у меня же нет перчаток…