Жизнь: азарт, накал!

392
jizn azart nakal 1

Народному целителю Абдулмалику Алидибирову 70 лет. Он продолжает оставаться в спорте: побеждает на международных соревнованиях по легкой атлетике, а в прошлом был не менее успешным борцом вольного стиля.

Он приводит внука в маркаровскую футбольную школу (РДЮСШ), тоже Абдулмалика, к  тренеру Алику Алиеву. После очередной тренировки внука Аксакал был непротив ответить на мои  вопросы.

 — Как вы пришли в спорт?

 — В 1957 году, когда мне было 13 лет, мы были переселенцами. Переехали в село Октябрьское, Хасавюртовского района. У нас не было таких условий, как сейчас у детей, мы бегали по улице с мячом, играли в футбол и волейбол. Это детство почти всех дагестанских спортсменов. Сам я начал с футбола. Была у нас команда «Дружба». В своем районе мы показывали хорошую игру. Как-то раз мне дядя привез с командировки мяч. Он был летчиком-космонавтом. Ахмадудин Амиргамзаевич Магомедов. Обычно дети очень радуются этому, а я чуть ли не плакал и не понимал, почему нельзя было привезти еще. С этим мячом я не расставался. Ну, дядя потом привез еще два мяча. Знаете, немного отвлекусь и расскажу про дядю подробно. Он был еще и хорошим спортсменом, занимался легкой атлетикой, толканием ядра. Занимал первые места, как на одном из чемпионатов в Украине, и чуть не дотянул до мастера спорта. Главное, что он – летчик, и это затмило успехи в спорте. Сейчас мы знаем, что он входил в первую группу космонавтов. Еще я брал с него такой пример: когда кто-то его оскорблял или пытался зацепить, он был спокоен, ноль внимания, повернет голову в сторону этого человека, и все. Абсолютное спокойствие таится в сильном духе, терпения бывает больше.

— Как и почему вы перешли в борьбу?

— После школы поступил в Каспийское профессиональное техническое училище, и там в первый же день проходило первенство Дагестана по волейболу среди трудовых резервов. Ребята были старше меня, опытнее, но,  несмотря на это, наш физрук поставил меня играть за сборную. А через неделю такой же турнир был по вольной борьбе, и я полностью ушел в этот вид спорта, быстро переключился.

— Отдать внука на футбол это ваша идея?

 — Да, но только с его согласия. Когда ему два-три года было, я уже видел, что ему подойдет футбол. Когда ты много лет в спорте, начинаешь определять, какие качества у ребенка лучше развивается. Вот у моего друга мальчику 14 лет, а рост на все 18. Друг отдал его на борьбу. Я ему говорю, зачем, у него ничего там не получится, отдай в баскетбол или в волейбол. На днях был в Каспийске, где проходило первенство России по волейболу (высшая лига). Специально поехал туда посмотреть и договорится с тренером просмотреть мальчика. Ребенок должен развиваться, обращать внимание на свои физические данные, и нужны желание, любовь, насильно отправлять нет никакого смысла. Вот внук в семь утра приходит, просит пойти с ним на стадион. У нас на Хуршилова есть стадион маленький. Там занимаемся по утрам. Внук моим тренировкам мешает, но заставляет пойти с ним. «Давай, дедуля, будем играть»! Я рад этому.

jizn azart nakal

— Сейчас у нас все говорят, как много мальчишек и девчонок записываются на футбол. Говорят, что все хорошо. А вы видите какие-нибудь минусы. Может, нам все еще чего-то не хватает?

— Если бы школа Маркарова или «Академия Анжи» образовались раньше, то уже сейчас «Анжи» не нуждался бы в легионерах, может, только в игроках экстра-класса. Наши борцы умудряются побеждать даже за другие страны, вот такая конкуренция. У футболистов в идеале должно быть так же. Время упустили мы, вот главный минус. Надо помогать и спонсорам тоже. Много людей богатых у нас, на детей надо тратить. Не пойдут они тогда в сторону. Не будет безделья. Вот сейчас в селах отсутствует это внимание, нет того, что раньше. ГТО возобновили только на бумагах. Да, в городе его проводят, а в селах нет. Отчеты сдают, а кто проводит? Кто? Ребенок не может десять раз подтянуться и отжаться. У нас в Сепараторном поселке есть стадион, о котором я уже говорил. Подготовил письмо для президента, где написал о том, что целая команда мальчишек, 20–25 человек, с поселка каждое утро собирается на поле и тренируется. Нужно привести стадион в порядок. Его не используют по назначению. Не хотелось бы, чтобы его застроили очередным домом. Ребята помогают мне убирать там, дети хотят играть в футбол. Нет ворот, хочу собрать деньги, купить и поставить ворота. У меня и фотографии есть этой команды. Условия нужны. Первая цель у меня помогать детям, чтобы они выросли просто нормальными людьми, не попадали под плохое влияние.

— Расскажите о ваших этапах карьеры в вольной борьбе?

 — В 17 лет я вошел в сборную Дагестана среди трудовых резервов. Участвовал и выигрывал чемпионат Дагестана. В армии служил в Высшем танковом училище имени Рыбалко, как туда приехал – начал за них. Выступал и за классиков и самбистов. Дагестанская борцовская подготовка помогла. Как у нас, борцов нигде не готовили. Было даже такое, что я в гандбол играл. Наш полковник ставил меня линейным, я зарабатывал семиметровые, а исполнял их другой, был такой у нас в команде, Тарасов. Потом приехал из армии, продолжал заниматься,  завязывать не хотелось. Так уже после основной карьеры началась моя ветеранская борцовская жизнь.

— Вы принесли много медалей, а какая из них самая дорогая?

 — Сложный вопрос. Они все для меня дорогие. Прямо скажу, каждая медаль не просто так зарабатывается, и каждая ценна мне. Я как-то ездил в Южную Африканскую Республику на первые и пока единственные Олимпийские игры среди ветеранов. В то время их президент Нельсон Мандела организовал эти игры. Их больше не проводят, потому что это очень дорого. Я лично потратил тогда 4000 долларов. Часто бывает так, что в поездке тратишь, к примеру, 10 рублей, а по возвращении домой зарабатываешь один. Представляете, как для каждого ветерана это накладно. В общем, никто не подхватил эту идею больше. Я был в Порт-Элизабет. Там, кстати, проходил матч за третье место чемпионата мира по футболу 2010. Германия – Уругвай. В этом месте я боролся. У них население 500 тысяч человек, а стадионы у них на каждом углу. Я ходил там на регби. Этот вид спорта у них, как борьба у нас. Играли ребята не старше 14 лет. Вы не представляете, 50–60 тысяч болельщиков. Пусть это даже будут их родственники, но вы представляете, какой азарт у детей, какой интерес. Это же совершенно другие эмоции! Им же интересно, когда на игру приходит посмотреть столько людей. Придут на игру команды моего внука 200–300 человек, уже будет другой интерес. Я немного отвлекся. Если возвращаться к самым знаковым и красивым медалям. Вот посмотрите, медаль чемпионата России и чемпионата мира в Будапеште. Выиграны они в один год, а российская медаль более изящна и красива.

 — После 70-ти вы перешли из борьбы в легкую атлетику. Какие там успехи?

— Да, я переключился на атлетику, чтобы совсем не завязать со спортом. 50 лет в спорте без перерыва. По атлетике есть три медали из Саранска. Чемпионат России. Третье место по метанию диска, копья и молота, а в общем, второе место по пятиборью. В этом году постараюсь улучшить результат. В первый раз приехал тогда, не знал, как это все проходит. Борьба есть борьба, а легкая атлетика совсем другое дело.

— А где еще выступали?

 — На чемпионате Дагестана. Я эти соревнования ценю больше, чем другие. Там все наши, азарт другой, накал, приходят старики. Еще меня спрашивают: «Зачем ты пришел, ты же борец?!», на что всегда отвечаю: «Ну и что?!»

— А сейчас готовитесь к каким-нибудь выступлениям?

 — Ближайшее – первенство Дагестана. Если все будет отлично, поеду и на чемпионат России. Тут просто так ездить на мировое первенство нет смыла. Ты хоть 20 раз будешь чемпионом России, но если не показываешь результат, не устанавливаешь рекорд, ехать нет смыла. Если по борьбе в моем возрасте будет выступать десять человек, то по легкой атлетике минимум 50 – 60 человек. На прошлом чемпионате Европы один поляк метнул диск почти на 40 метров. Чтобы туда поехать, я должен кинуть хотя бы так же. Если нет результата, лучше сиди дома и пей чай. Найдутся пять- шесть человек, которые дальше кинут. Как говорится, второе место в Дагестане не считается. Это хорошо, что у нас принципиальный народ в этом смысле. Это настраивает тебя быть сильнее. Вспоминаю случай, как я в 16 лет поехал в Саратов на чемпионат по борьбе. Было это в 1960 году. Там в моем весе участвовало где-то 30 человек. Я выиграл у шести или семи, но в финале один парень моим же коронным захватом победил меня. Я стал вторым. Получил медаль. Приехал домой, подхожу к дедушке, хвастаюсь. Ждал от него денег, рубля, чтобы пойти купить что-нибудь вкусное, угостить ребят с улицы. А он мне: «Ну как? Ты чемпион?» Я говорю, нет. А он опять: «Ну, иди, пусть папа тебя поблагодарит!» С тех пор я запомнил, что второе место в Дагестане – это не место.